Николай Киктенко: «Мы продаем саженцы орехов, но не совесть»
11.05.2016

 Молдавский агроном, ученый, ореховод, награжденный за успехи в развитии сельского хозяйства медалью «Meritulcivic» и орденом «Gloriamuncii», создатель лицензионного питомника грецкого ореха GospodarulRediu щедро поделился своим более чем 50-летним опытом и практическими наработками в выращивании грецкого ореха с участниками конференции «Особенности создания ореховых садов, переработка та реализация продукции. Ореховодство от Киктенко Н.Ф.», прошедшей в феврале в г. Киеве. Мы поговорили с Николаем Федоровичем о главной страсти его жизни – грецком орехе.

«Напитки. Технологии и Инновации»: Николай Федорович, с чего началось Ваше увлечение орехом?

Николай Киктенко: История началась в 1953 году. Получив 5 грецких орехов в новогоднем подарке, первым врученным в послевоенные годы, я, первоклашка, дождался весны, чтобы вырастить дерево. Дело происходило в российской глубинке – в Самарской области, где морозы доходят до 40 градусов. В то, что мне удастся вырастить орехи, не верил никто. Однако в мае они проросли и даже пережили две зимы, укрытые заботливыми руками. Позже семья переехала в Молдову, деревья пришлось оставить – их судьба мне неизвестна. Но это любовь на всю жизнь – уже больше 50 лет я занимаюсь изучением, анализом и селекцией грецкого ореха. Все эти годы, несмотря на занятость, я выискиваю во всем многообразии ореховых форм «плюсовые», высокоурожайные формы с качественными плодами.

«Н.Т.И.»: Как был создан Ваш знаменитый питомник?

Н.К.: В 1974 году, во время учебы в Кишиневском сельскохозяйственном институте, я познакомился с молодым ученым, кандидатом сельскохозяйственных наук, Иваном Петровичем Цуркану. Он помог переложить мою любовь к ореху в научные рамки. Став в 1977 году председателем колхоза им. Фрунзе, я заключил договор с Институтом плодоводства по научному сопровождению создаваемого в хозяйстве орехового сада. В основе технологического процесса – разработанный Цуркану метод зимней настольной прививки с подгонкой компонентов и стратификацией прививок. Но меня направили «укреплять» в колхоз им. Бориса Главана в с. Старый Албинец. Мне удалось перевести ореховую программу – со мной переехали стратификационные ящики с прививками ореха, которыми в мае 1980 года был посажен коллекционный сад. Тогда же состоялась моя первая встреча с орехом «Трифановлатерал»: волей случая я увидел орех – это был настоящий гигант, занимающий почти четверть участка площадью 0,26 га. 

Прямоугольная крона с длинными и гибкими ветвями перекрывала весь участок по ширине примерно 25-27 метров, имея такую же высоту. К сожалению, сохранить его не удалось – участок был нужен для стройки дороги. Но мне удалось привить черенки – из 47 прижилось всего 3. В 1996 году в Молдове были рекордные морозы: три ночи подряд температура опускалась до -34. Весной коллекционный ореховый сад являл собой жалкое зрелище: болгарский сорт Шейново и узбекский Идеал вымерзли полностью. Коллекция Цуркану перезимовала лучше: у сортов Кишиневский, Коржеуцкий, Скиносский, Костюжанский пострадала часть однолетнего прироста, но при этом даже был получен небольшой урожай. Мои же три дерева пережили морозы и имели виды на нормальный урожай. К сожалению, эти деревья также не удалось сохранить из-за раздела земли, и только один черенок пережил все испытания.

Прозрение пришло в 2009 году: я готовился к национальной конференции по ореху и нашел в интернете описание американского сорта PAYNE – первого официально зарегистрированного сорта с латеральным плодоношением, родоначальника плеяды Лара, Фернор, Фержан, Фернет. Именно на него был похож орех, который мы назвали Трифановлатерал и который, в отличие от американского собрата, легко выдерживает 30-градусные морозы и дает устойчивый и обильный урожай. Его мы размножаем и максимально районируем. И я прошу всех неравнодушных к ореху сообщать мне о выдающихся деревьях: пришлите мне фото листьев, кроны и плодов, возможно, мы сумеем их сохранить и селекционировать. 

«Н.Т.И.»: Какие сорта ореха Вы считаете наиболее удачными? 

Н.К.: Считаю, что Лара, Перно, Чандлер – вершина мировой селекции ореха. Но не для наших климатических условий. Вот вам пример: я высадил у себя Чандлер и зимой 2014-15 годов, когда минимальная температура была -17,5 градусов, он полностью вымерз. Дело в том, что его создавали в Институте Дэвиса – там сумма активных годовых температур 4000 градусов, и для наших условий он не стоек. 

Не обязательно искать где-то и тратить огромные деньги – все есть уже у нас. Вот ваша, например, Черновицкая станция, с которой мы в 2008 году заключили договор и высадили в черенковый сад. Ваш материал прекрасен – он создан севернее Молдавии, и вопросов морозостойкости к нему уже нет.

«Н.Т.И.»: Ваши рекомендации по закладке ореховых садов в некоторых моментах противоречат общепринятым технологиям. Как Вы пришли к таким выводам?

Н.К.: Начнем с того, что я не гуру и не истина в последней инстанции, просто я делюсь своим опытом успехов и промахов и также готов дискутировать, выслушав ваши доводы. В отношении плотных посадок ореховых садов скажу так: ни одной научной публикации до 1968 года о насаждении 10х10 для орехов с верховым плодоношением просто не существует. До власть придержащих советских функционеров, доходили сведения об интенсивных садах в Калифорнии, на ореховодов просто надавили, создайте нечто подобное, и некоторые сломались, пошли путём наименьшего сопротивления, загустили посадки, не создав для этого соответствующие сорта. Такой подход отбросил отечественное ореховодство на десятки лет назад. 

Практически все!!! Все сады, заложенные по загущенным схемам, за 40-летний период, к 15-20-ти годам престают плодоносить. 

Я объясню почему: орех давит не только конкурентов но и растения своего вида. На практике это происходит так: когда кроны деревьев сближаются, листья начинают вырабатывать фитонциды, которые кастрируют женские цветки «соседа». 

Угнетаются оба растения, урожайность падает. Научное определение данной ситуации – явление аллелопатии. А вот вам другой пример. Я был в Кальвадосе во Франции, там возле поместья большой сад, схема посадки 25х30 м: на одном гектаре 13 огромных ореховых растений. Им по 240 лет! И, по словам хозяина, стабильно дают урожай по 150-180 кг с дерева. Орех может плодоносить и 500 лет, если у него есть простор и свобода. И если я говорю о посадке 10х14, а эта схема дает 71 дерево на гектар, то за 50 лет мы сможем сполна окупить затраты и сад не жалко будет раскорчевать. Это не панацея, но у вас 30-40 лет не будет проблем с урожайностью и иммунитетом деревьев.

«Н.Т.И.»: И о Вашем опыте диверсификации орехового сада до выхода его на плодоношение тоже ходит много слухов…

Н.К.: Да, меня иногда называют шаманом или даже похуже. Но все просто: ученые не всегда правы, и чтобы получить ответы на вопросы «можно или нельзя сажать что-то под орехом?», загляните на сельские дворы. Там не думают о научных работах, там просто выращивают. И оказывается, что и кустарники неплохо себя чувствуют, и косточковые сажать можно. В моем саду в междурядье растет слива, смородина и йошта, сбор урожая с которых позволяет пережить несколько лет до того, как ореховый сад войдет в полное плодоношение и начнет приносить прибыль.

«Н.Т.И.»: Какой совет Вы даете начинающему ореховоду? 

Н.К.: Принимая гостей в Фалештах, я говорю следующее: начиная ореховый бизнес, надо изначально понимать, что ореховодство – надёжный, по сути, безальтернативный проект, но, выражаясь языком банкиров, «это длинные деньги». Надо дать саду нарастить силу и потенциал, а потом он сполна воздаст вам за ваши труды. Единственное условие, которое я ставлю перед своими партнерами, именно, партнёрами, а не клиентами или покупателями: не принимать скоропалительных решений по уходу за садом. 

Если агроприём, не оговорен в моих рекомендациях, не ленись – позвони. Здоровое ореховое дерево, успешный сад, радующий своих хозяев, – наша главная цель. 

Наше кредо – «Мы продаём саженцы, даём рекомендации, но не продаём Совесть». 



ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН
ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ
наверх