Крымские инноваторы - из разговора с генеральным директором компании Анатолием Сичкарем
01.07.2015

 АО «Крымская фруктовая компания» уже двенадцать лет выращивает фрукты и ягоды. Ей многого удалось достичь благодаря адаптации европейского опыта к крымским условиям с помощью иностранных консультантов. Готовых рецептов успеха не было, их приходилось находить уже в процессе развития. Мы побеседовали с генеральным директором компании А натолием Сичкарем о том, как это происходило, с какими трудностями компания столкнулась, как преодолела их.

«Н.Т.И.»: Анатолий, расскажите об истории вашей компании. Как все начиналось?

Анатолий Сичкар: Наша компания основана в 2003 году, а я пришел в нее в 2004-м. Это было в самом начале развития предприятия. До моего прихода было посажено лишь около 50 гектаров черешни, 30 гектаров яблони и 80 гектаров винограда. Первый год я работал бригадиром. Знал немецкий, и, поскольку у нас работал немец-консультант, это дало возможность быть в курсе и изучить все тонкости производственного процесса. Позже меня назначили главным агрономом. Некоторое время я исполнял функции замдиректора по производству. Генеральным директором стал в 2011 году. 

С самого начала работы компания допускала, возможно, некоторые ошибки просто потому, что не было опыта, по многим вопросам приходилось получать информацию у консультанта. Но немецкий опыт не так просто применить здесь, его надо адаптировать к нашим условиям. Все приходилось делать самим, посмотреть и поучиться было не у кого. Это сейчас уже есть много предприятий, с которыми мы обмениваемся опытом.

Вторая трудность, с которой мы столкнулись, – отсутствие кадров. Сейчас они у нас есть, профессиональные и надежные. Например, мы сами «вырастили» главного агронома, который тоже начинал работать бригадиром. Я вообще считаю, что лучше всего себя проявляют те, кто начинает работать «снизу», и таким образом получает понимание всего процесса. Мы сами для себя являемся кузницей кадров. 

Когда начинали, культуры подбирали по принципу «все, что растет в Крыму». Посадили много винограда, но от него в 2010-2012 годах пришлось отказаться – допустили много ошибок, которые нельзя было исправить, и мы получали урожай ниже точки безубыточности. Кроме того, в то время были занижены цены на виноматериалы, и компания работала себе в убыток. Поэтому мы отказались от винограда. Те, кто выжил тогда, работали «в ноль» года два-три. Выращивание винограда имеет некоторую особенность: если растишь больше 8 тонн с гектара, теряешь в качестве. А при 8 тонн с гектара ты «в минусе». Таким образом, если собирать больше 8 тонн с гектара, выходишь «в плюс», но, соответственно, теряешь в качестве. 

«Н.Т.И.»: Насколько немецкая технология отличается от французской, польской?..

А.С.: Если говорить о деталях, то в каждой стране технологию интерпретируют по-своему и подстраивают под собственные особенности и условия. Но, по сути, существует одна унифицированная технология. Ее нельзя назвать общемировой – европейская отличается от американской, новозеландской и прочее. Скорее это – общеевропейская технология, которую в каждой стране подстраивают под свои реалии. Но стержень – один.

В Европе по большому счету есть три научных центра – Лаймбург (Южный Тироль), Лимбург (Бельгия), Рейн- Вестфалия (Германия). Их научно-исследовательские институты серьезно работают. Немного отличается это во Франции, но, мне кажется, французы просто пытаются быть «не такими», как-то перекрутить технологию по-своему. Мое личное мнение – нельзя ска- зать, что французская технология какая-то особенная, принципиально лучше, что она дает больший урожай. Все национальные технологии позволяют получать хороший урожай – в своих странах, с учетом местных особенностей. В Крыму, например, одна из особенностей заключается в том, что за насаждениями ухаживают крымчане.

Надо заметить, что в России хозяйства, где применяются инновационные технологии, можно пересчитать на пальцах одной руки. Такие хозяйства, как правило, закрыты, делиться информацией они не хотят. Это неправильно.

В Европе информацией обмениваются охотно, и за счет этого рождаются новые технологии. Наша компания также старалась придерживаться такой политики – раскрывать информацию и получать ее взамен. Таким образом, мы сами узнаем те или иные детали у других хозяйств. Может, это не очень успешные компании, но у них что-то получилось: то, что интересно нам.

«Н.Т.И.»: Поведайте о структуре АО «Крымская фруктовая компания» и организации производства.

А.С.: В нашей компании есть три филиала – Торговый Дом АО «Крымская фруктовая компания», «Звездный», «Сакский» и три отделения – Бахчисарайское, Петровское и Александровское. Мы руководствуемся принципом «не класть все яйца в одну корзину». Наши культуры рассредоточили территориально, чтобы они не были в одном месте. Кроме того, мы использовали особенности климата: косточковые – персик, нектарин и абрикос – сместили южнее. Опыт показывает, что на севере Крыма они вымерзают. Несколько лучше эти фрукты растут в Саках. Таким образом, север полуострова – это зона риска для косточковых плодов.

Яблоневые сады, в основном, сосредоточены на севере, где для яблони более благоприятные условия, – в Петровском и Александровском отделениях, немного – в Бахчисарайском. Черешню мы выращиваем тут, на севере, и в Сакском отделении. У нас также есть собственный питомник. 

Для него мы выбрали место, удаленное от всех массивов садов. Это было сделано для того, чтобы соблюсти фитосанитарные нормы. Персонал питомника обучили с нуля с помощью консультанта из Германии. Всю технику для питомника мы закупали за границей – к сожалению, ни украинская, ни российская промышленность до сих пор не выпускает соответствующих агрегатов. Первоначально планировалось, что питомник будет использоваться почти исключительно для расширения наших садов – к 2015 году планировали довести площадь садов до 10 тысяч гектаров. Но пока мы на такую площадь не вышли.

Питомник должен был производить около 3,5 миллиона саженцев в год, что хватает на 1000 гектаров садов. Первоначально продавать саженцы планировали в небольшом объеме, но 2-3 года назад изменили наши цели, и в этом году на продажу идут практически все саженцы.

«Н.Т.И.»: С какими сложностями вы сталкиваетесь в настоящий момент, как намерены их преодолеть?

А.С.: К сожалению, отсоединение Крыма от Украины затормозило нас на 2-3 года. Пока не появится мост через Керченский пролив, говорить о выходе на идеальный уровень развития рано. В настоящее время мы должны были продать на 1 тысячу тонн яблок больше, но они задержались в пути. 

Все препараты – пестициды и прочее – поступают в Крым через Керченский пролив. Такая транспортировка увеличивает стоимость материалов на 2-3 рубля за килограмм, что увеличивает себестоимость продукции. При продаже продукции дополнительные расходы на транспортировку через Керченский пролив также увеличивают себестоимость. Яблоко в этом году продавать в Украину нам невыгодно – у нас увеличилась расходная часть, а цена их в Украине упала. Кроме того, затаможивание и растаможивание продукции также умножает расходы. Такие же сложности – с закупкой материалов и средств защиты. В разы увеличилось время поставки комплектующих – если раньше заказанные запчасти поступали через Киев за день-два, то сейчас поставка занимает неделю-две. Отдельные поставщики списывают задержки поставок «на паром» – в иных случаях оказывалось, что комплектующие, которые якобы «застряли на переправе», еще не высланы.

Но главный лимитирующий фактор сейчас – вода. Если она в Северо-Крымском канале не появится, то о расширении производства можно забыть. Развиваться можно ровно настолько, насколько хватает воды. Из скважин она лимитирована.

В Крыму есть три, местами четыре водоносных горизонта, которые подпитываются дождями. Но количество такой воды ограничено. Если брать ее больше, чем можно, водоносные горизонты начинают «затягивать» почвенную воду сверху. К сожалению, еще в 1960-е годы верхний горизонт – 60-80 метров – засолился из-за неправильной мелиорации. Если так же неразумно поступать с более глубокими горизонтами, засолятся нижние. Забор воды надо жестко лимитировать. 

Скорее всего, власти будут предпринимать меры по ограничению водозабора. Чтобы определить тех, кто поливает свои хозяйства из скважин, достаточно посмотреть на состояние насаждений в середине лета. Мы будем расширять свои насаждения, когда появится перспектива с каналом. Что касается сбыта продукции, то сейчас, с переходом Крыма в состав России, компания намерена активно осваивать огромный российский рынок. Раньше мы около 70% нашей продукции продавали в Украине и 30% – в России. Теперь на Россию придется основной объем продаж.



ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН
ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ
наверх