Генеральный директор ЧАО «Артвайнери» Алексей Гаркуша: «Несмотря на близость к зоне АТО, лидерские позиции производителя высококачественных игристых вин мы сохраним»
11.07.2017

ЧАО «Артвайнери» является крупнейшим предприятием в Восточной Европе по производству игристых вин классическим бутылочным методом. Предприятие широко известно своими уникальными подземными штольнями с особым микроклиматом и является интереснейшим туристическим объектом. Точнее, являлось таковым до недавних пор. Из-за опасной близости к зоне военных действий «Артвайнери» также перешло на работу в режиме, считай, военного времени. Тем не менее компания по-прежнему удерживает высокие стандарты качества и является лидером винодельческой отрасли Украины. «Напитки. Технологии и Инновации» расспросил генерального директора «Артвайнери» Алексея ГАРКУШУ о влиянии политической и экономической ситуации в стране на работу предприятия, о нынешних вкусах потребителей и актуальных проблемах отрасли.

«Напитки. Технологии и Инновации»: Алексей Юрьевич, какими для компании были последние три года? Крым, где вы сажали виноградники, сейчас в оккупации, да и само ваше производство оказалось в опасной близости к зоне АТО. Удалось ли компании сохранить лидерские позиции на рынке?

Алексей Гаркуша:  С 2014 года мы вынуждены работать в новых реалиях: при практически полной потере рынка так называемого «домашнего» региона, при низкой покупательной способности населения, обусловленной высокой инфляцией, и в условиях напряженных торгово-экономических взаимоотношений с Российской Федерацией – ранее одним из наших основных экспортных рынков. Поэтому последние три года были для нашей компании чрезвычайно сложными. Это был период серьезных испытаний на прочность, устойчивость и жизнестойкость. К сожалению, этот период еще не закончен. Да, нам пришлось уступить первое место на рынке по объему производства, которое мы уверенно занимали с 2010 по 2013 год. Но по объемам продаж «с полки» наши торговые марки по-прежнему номер 1.

«Т.И.»: Какими вы видите актуальные проблемы украинской винодельческой отрасли? Насколько экономическая ситуация повлияла на рентабельность производства и ценообразование?

А.Г.: За последние пять лет только акцизный сбор вырос практически в 3,5 раза, стоимость виноматериалов – в 3 раза. Если бы мы все это в 100% объеме перекладывали на плечи потребителя, то минимальная розничная цена значительно бы превышала текущую. Поэтому приходится уменьшать маржинальность, чтобы сохранить спрос. Однозначно, ключевая проблема отрасли – это отсутствие частной собственности на землю сельскохозяйственного назначения. Ни один бизнесмен не будет инвестировать деньги в землю без понимания того, что это твое, что у тебя это никто не отберет и ты вкладываешь деньги в свою землю, как в свой собственный дом.

С инвестициями в виноградники в Крыму мы рискнули, и, как вы понимаете, потеряли там все. К тому же в нашей стране отсутствует поддержка виноделия на государственном уровне, как, к примеру, в тех странах, где виноделие является национальной гордостью – во Франции, Италии, Испании. Кстати, там все виноградники являются частной собственностью, и к такой форме хозяйствования они пришли достаточно давно. У отечественного виноделия есть огромный потенциал, но без правильного государственного регулирования и поддержки украинским предприятиям будет очень тяжело конкурировать с европейским продуктом, который в скором времени заполнит розничные полки, что является следствием подписания соглашения о зоне свободной торговли с ЕС.

«Т.И.»: Как вы оцениваете рынок игристых вин в Украине в целом? Какую долю рынка сегодня занимает ЧАО «Артвайнери»?

А.Г.: В 2016 году 11 предприятий отрасли произвели 62,2 млн бутылок игристого, в которых наша доля составила 19,4%. Безусловно, восстановление показателей 2013 года (объем рынка 69 млн бутылок) сейчас для отрасли является невозможным. Если оценивать показатели последних двух лет, то это, скорее, положение стагнации с перспективой к уменьшению.

«Т.И.»: В Украине увеличивается число производителей игристого. За это дело берется едва ли не каждый, в том числе малые и средние виноделы экспериментируют с «классикой». Есть ли на рынке фальсифицированное игристое, и как вы защищаете свою продукцию от подделки?

А.Г.: Что касается количества производителей, то здесь наблюдается рост не количества заводов, которые оснащены необходимой для производства игристого производственной базой, а рост компаний сектора FMCG, которые заказывают вы пуск своих торговых марок на сторонних акратофорных мощностях. В основном на подобные эксперименты идут крупные алкогольные холдинги, в портфеле которых есть уже известные водочные, коньячные и винные бренды, и компании, которые потеряли возможность производить игристые вина на своих крымских мощностях. Инвестировать в собственные производственные линии достаточно затратно, поэтому такая форма «доукомплектации» портфеля для них является оптимальной.

По сути, такую продукцию можно сравнить с чаем, который наливают в разные по форме и дизайну чашки из одного большого чайника. Дифференциация же на рынке обусловлена исключительно маркетингом. Я не говорю, что это плохо. Для развития бизнеса хороши все методы. Просто это не наш путь развития. Мы, как и еще несколько компаний на рынке, предпочитаем производить продукт на собственном производстве и популяризировать его под собственными торговыми марками.

Кстати, с «классикой» экспериментируют единицы. Профессионалы отдают себе отчет в том, насколько это удовлетворяем спрос, но спрос не удовлетворяет нас. Как я уже отметил ранее, период 2010-2013 годов характеризовался для нас динамическим ростом на фоне падающего рынка, был и спрос, и уровень покупательной способности был на уровне, соответствующем нашему сложный, многоступенчатый и затратный процесс.

«Т.И.»: Какие объемы производства игристого сейчас на заводе? Удовлетворяют ли они спрос?

А.Г.: В 2016 году мы произвели 12 млн бутылок при максимальной производственной мощности 25 млн бутылок в год. Поэтому тут ситуация противоположная: мы ценовому позиционированию. Если бы наши планы не были нарушены сложившейся в регионе ситуацией, то к 2019 году мы бы уже вышли на полную производственную мощность. Поэтому, если говорить о спросе, то он сейчас на 100% коррелирует с благосостоянием нашего общества. И ни масштабные рекламные мероприятия, ни, чисто теоретически, даже монополия на рынке не изменят текущее положение вещей.

Сейчас среднестатистический украинец прежде всего думает о том, как ему прокормить семью и оплатить возросшие коммунальные платежи, а не о том, какую марку игристого выбрать на вечер. Мы это понимаем, поэтому слишком многого от потребителя сейчас и не ждем. Каждый  должен максимально эффективно и с полной отдачей делать то, что возложено на него обществом. В сфере компетенции команды «Артвайнери» – производить высококачественное вино, которым можно гордиться на международном уровне, создавать и сохранять рабочие места, своевременно выплачивать заработную плату и пополнять государственный бюджет стабильными отчислениями (налоги, сборы и прочее). И мы это делаем. А глобальное улучшение экономического климата в стране и уровня покупательной способности населения – это уже сфера не нашей ответственности.

«Т.И.»: Поделитесь, какое оборудование установлено на предприятии. Удается ли его обновлять, внедрять что-то новое в технологии?

А.Г.:  В период 2007-2012 годов на предприятии была реализована инвестиционная программа модернизации производственных мощностей, которая включала в себя внедрение новых методов анализа, реконструкцию и переоснащение цехов и производственных помещений, установку на производстве нового современного оборудования таких фирм, как Muller Martini, Champagel, Perrier, а также автоматизацию ведущих технологических процессов. Нужно отметить, что лишь несколько ведущих мировых производителей шампанских и игристых вин имеют на своих предприятиях подобные линии. В целом, по уровню оснащенности мы сейчас близки к Moёt&Chandon.

«Т.И.»: Испытываете ли дефицит в виноматериале? Удовлетворяет ли вас качество сырья?

А.Г.: Качество вина, как известно, начинается на винограднике. Очень важно контролировать весь процесс – от вызревания ягоды до превращения ее в качественный продукт. Когда семь лет назад мы столкнулись с тем, что в Украине недостаточное количество виноматериала необходимого нам уровня качества, то приняли решение создать собственную сырьевую базу. Мы взяли в аренду землю в Крыму, инвестировали в научную базу и приступили к высадке новых виноградников. Планировали получать до десяти тысяч тонн высококачественного винограда в год. Но все эти планы по всем известным причинам остались в прошлом.

Сейчас мы покупаем у винодельческих хозяйств юга Украины лучшее из лучшего. На предприятии был внедрен особый входной контроль качества виноматериалов. У нас существует 25 базисных пунктов контроля качества при отборе виноматериала, тогда как всеукраинский стандарт предусматривает всего 12 пунктов. Качественный контроль осуществляется на всех этапах технологической цепочки. Качественный материал для производства игристых вин – это дефицитная позиция, поэтому стоимость за 1 дал, откровенно говоря, очень высокая. Но у нас нет выбора, мы не можем экономить на виноматериале в ущерб качественному уровню конечного продукта.

«Т.И.»: В вашем ассортименте – несколько линеек игристого вина. Расскажите о сортах винограда, используемых для виноделия, об особенностях вин. Какие сорта сегодня используются на предприятии?

А.Г.:  Наш ассортиментный портфель представлен линейками игристых вин «АРТЕМІВСЬКЕ», «КРИМ», KRIMART, CHARTE, SOLOKING и тихих столовых вин «РУБІН КРИМУ» и «ЗОЛОТА ЛОЗА». В производстве мы используем хорошо зарекомендовавшие себя европейские сорта виноградов, в частности, Каберне, Шардоне, Рислинг и т.д. Что касается особенностей, то для каждой торговой марки создается особый купаж – это алхимия наших технологов.

«Т.И.»: Если говорить о вкусовых предпочтениях потребителей, какие позиции пользуются наибольшим спросом? Пытаетесь ли вы угодить потребителю или, наоборот, «воспитываете» его вкус?

А.Г.:  Могу сравнить украинского потребителя с ребенком. Если не заниматься его воспитанием, не учить, не объяснять, не развивать, не прививать традиции, то, кроме сладкого, он больше ничего любить и знать не будет. Нашим долгом является повышение культуры потребления игристых вин. К большому сожалению, большая часть украинских потребителей относится к выбору достаточно поверхностно: такое понятие, как качество продукции, не является первоочередным. Этикетки, скопированные у именитых зарубежных брендов, заимствованные защищенные наименования (шампанское, просекко и асти) привлекают внимание и отвлекают от главного – содержания бутылки. Подобным невежеством потребителя пользуются некоторые игроки рынка и достигают определенных коммерческих успехов. Мы же идем своим, честным путем, уделяя максимальное внимание качеству продукции, и воспитываем своего потребителя. Да, это не революционный, а эволюционный и длительный метод. Но только такая парадигма развития является залогом стабильного и устойчивого движения вперед.

Что касается вкусовых предпочтений потребителей, то очевидно увеличение популярности игристых вин марки брют. За последние 10 лет реализация этой категории выросла практически в 4 раза. В этом году очевиден рост популярности розовых игристых вин. Мы постоянно изучаем лучший мировой опыт виноделия, потребительские тенденции и технологические эксперименты, в результате которых можно предложить рынку достойный продукт. Что-то из этого опыта удается внедрить у себя, а некоторые инновации – дело рук наших виноделов, и это повод для гордости.

Несколько лет назад мы выпустили совершенно новый для украинского игристого рынка вид продукции: слабоалкогольные игристые напитки с фруктово-ягодными ароматами под ТМ CHARTE. Это на 100% винный продукт, не содержащий ни воды, ни соков. В силу ограниченного объема, обусловленного особенностями производства, эта продукция реализовывалась только через собственную розницу и на экспорт. В этом году мы планируем дистрибуцию и в отечественную организованную розницу. Могу с уверенностью сказать, что в скором времени эта ТМ займет весомую долю в общем объеме реализации.

«Т.И.»: В какие страны вы экспортируете продукцию и где она наиболее популярна?

А.Г.: Первые продажи за рубеж мы осуществили еще в 1972 году в ФРГ. В целом наша экспортная география насчитывает около 20 стран мира. Но, если говорить об экспорте с точки зрения масштабности отгрузок, то за 67 лет жизни компании наша продукция наиболее популярна и востребована была в России и Германии. Реальные перспективы для развития мы видим в Китае. Несмотря на то, что культура потребления вина там находится еще на начальном этапе, мы нашли свою нишу в потребительских предпочтениях и реализуем на рынок Поднебесной игристые вина с фруктово-ягодными ароматами.

«Т.И.»: Ваше видение перспектив развития компании. Каковы цели и задачи на данный момент?

А.Г.: Стратегическое планирование развития компании в долгосрочном периоде было актуально до событий 2014 года. А в текущем периоде наша основная цель – сохранить предприятие. Тактические задачи заключаются в выпуске качественной продукции в широком ассортименте для удовлетворения потребностей как украинского, так и экспортного рынков. Мощности компании находятся за 40 километров от территории проведения боевых действий. Работать в условиях регулярных обстрелов крайне сложно.

Каждую рабочую неделю я традиционно начинаю с совещания. Если ранее на повестке дня было исключительно обсуждение производственных вопросов и коммерческой деятельности, то сейчас большую часть времени я посвящаю поддержанию морального духа команды предприятия.

«Артвайнери» – уникальное предприятие не только с точки зрения технологии производства и особенных микроклиматических условий подземных штолен. Мы обладаем исключительным кадровым винодельческим потенциалом и прекрасной сплоченной командой. И я как руководитель компании приложу все усилия, чтобы этот непростой для нас период мы пережили с минимальными материальными и моральными потерями и продолжили динамично развиваться. Еще не все вершины мы покорили!

 



ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН
ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ
наверх