Сила органического вина украинского винодела Валерия Петрова
15.03.2017

Многие пытаются превратить энергию солнца и земли в энергию вина, но немногим удается довести это ремесло до уровня искусства. Все, кто пробовал продукцию Валерия и Светланы Петровых, говорят: «Это что-то особенное, неповторимое…». Дело в том, что их продукция не массовая, а, можно сказать, эксклюзивная. То есть произведена в малых количествах, да еще и по органической технологии. Чем она отличается от традиционной, как живется малому виноделу? Об этом наш разговор с президентом Всеукраинской ассоциации производителей продукции садоводства и виноградарства, фермером из Одесской области Валерием Петровым.

Валерий, последние годы условия для малого виноделия, к которому принадлежит и ваше предприятие, были, мягко говоря, не очень благоприятными. Сегодня что-то изменилось?
–Сегодня правительство поняло, что нужно поддерживать и малые предприятия в аграрном секторе. Наша ассоциация долго боролась за отмену просто драконовской нормы, согласно которой за лицензию на производство и продажу вина малому фермеру надо было платить 500 тысяч гривен. Ясное дело, что он не мог себе такого позволить. На нашей стороне выступало Минагрополитики, в частности, огромное спасибо начальнику отдела развития садоводства, виноградарства и виноделия Виктору Николаевичу Костенку. Большую помощь оказали известный винодел и общественный деятель Иван Плачков, народный депутат Андрей Вадатурский, которые реализовали наши желания в законе об отмене этой лицензии. Но все равно остается очень много вопросов относительно дерегуляции производства вина малыми предприятиями и ОСГ. В итоге имеем перед собой еще 145 пунктов, другими словами, бюрократических препятствий, для оформления лицензии, которая стоит уже 780 гривен. Чтобы получить этот документ надо пройти восемь министерств. Но кроме лицензии надо еще оплатить различные замеры и экспертизы. Например, для получения разрешения надо замерить емкость для хранения вина. Приезжают, измеряют с помощью лазера, и стоит такая процедура тысячу гривен за тонну. А емкость на 8 тонн. Вот и посчитайте. Причем каждых три года надо повторять эти замеры, как будто металлическая цистерна усыхает или расширяется. И есть еще куча таких нюансов, которые для крупных предприятий легко преодолимы, а для мелких – непосильное бремя. Поэтому мы объединяемся и штурмуем соответствующие ведомства, чтобы сократить эти рогатки до минимума. Нигде, ни в одной винодельческой стране нету столько бюрократии. Конечно, надо поставить заслон некачественной продукции, но везде понимают, что самым строгим оценщиком является потребитель. Он голосует своим кошельком за ту, или иную марку вина.

Органическая технология в виноделии намного сложнее обычной?
–Нет, наоборот, это производство намного проще и дешевле, но вместе с тем, более ответственное и, я бы сказал, моральное. Этот продукт производится на чистой земле, без грамма химии, потом перерабатывается путем естественного брожения, не применяются сера и другие консерванты. Конечно для этого необходимо качественное оборудование. Но все элементы технологии мы уже хорошо усвоили. Считаем, что будущее именно за такой продукцией.

Что больше вас подтолкнуло к органическому виноделию: финансовые проблемы или спрос на эту продукцию?
–Виноградарством мы занимаемся з 1993 года, свою продукцию реализовывали различным предприятиям. Но однажды столкнулись с проблемой диктата со стороны заготовителя. Они начали сбрасывать цены, представьте: бутылка Каберне стоила 50 гривен, а виноград у нас хотели покупать по гривне, мы психанули. Решили заниматься виноделием сами. У нас есть свои специалисты: жена и сын – технологи, дочь – агроном. Сертифицировали производство, лабораторию. Но не хотелось делать, что попало.
Я к этому времени поездил по всех континентах, изучал отношение к виноделию и органическим винам, технологию их производства. Так вот, во-первых, органические вина стоили там на порядок дороже, а во-вторых, спрос на них был тоже в несколько раз выше. А в третьих, эта технология понравилась нам тем, что намного дешевле. Так что наше стремление делать качественную продукцию наложилось на наши ограниченные финансовые возможности.

Но виноград такая капризная культура, которая подвержена различным заболеваниям. Есть ли такие биологические препараты, которые защищают эту культуру?
–Если бы мы не нашли такой препарат, органическим виноградарством и виноделием, не занимались бы. Это фитоспорин. Наука предложила мы попробовали. Первый раз обработали большую часть площади, приезжаем: отличный результат. А там, где не обработали, виноград поразила мильдью. Мы срочно ее придавили «химией». Так мы поняли, что этот препарат работает. Но появилась новая проблема. Прошлый сезон отличался обилием дождей. Я впервые видел, чтобы в июле у нас была зеленая трава. В этих условиях большое развитие получил оидиум, который поражает гроздья винограда. Через эту атаку на грозди урожай получился в два раза меньше, но за счет почек замещения стабилизировался. Мы поняли, что в таких условиях надо искать органический препарат для борьбы с этой болезнью. Нашли. В этом году будем его применять впервые.

Как сказываются на эффективности биозащиты дожди и туманы?
–Если взять химию, это системные препараты, которые можно применять раз в месяц. Но при органической технологии после каждого дождя или тумана биопрепарат надо вносить повторно, поскольку он имеет контактное действие. Но все же они в несколько раз дешевле. Так что можно сэкономить на другие расходы.

Ну, хорошо, растения защищаете биологическим путем, но как вам удалось подготовить землю к органическому производству?
–В течении нескольких лет не вносили химические препараты, сертифицировали почву. В результате такой технологии стали получать урожай в три раза ниже, чем у соседей, но зато качественный. Собираем порядка трех тонн винограда, конечно, можем быстро увеличить урожай в два раза с помощью технологических приемов. У нас есть капельное орошение, но не применяем его. Тут нужна честность и перед собой и потребителем. Получили однажды от наших клиентов из-за рубежа письмо: «Спасибо за честное сотрудничество…».

Ваше хозяйство на фермерской земле или на частной?
–На частной. Мы изначально понимали, что ферму с многолетними насаждениями никакая аренда не спасет. Вообще, работа на паях в нашем деле чревата большими проблемами. Есть много ферм, у которых постоянно возникают какие-то трения арендодателями. Поэтому землей должно владеть или государство и передавать его в аренду на 50 лет, либо надо объединять паи родственников. Мы так и сделали. У нас было несколько своих паев, объединили их с наделами родственников, произвели обмен, чтобы создать единый массив, посадили виноград. Работаем спокойно. Наша земля, наш виноград, наше вино. Вот такая формула.

Сейчас на рынке много винного фальсификата. Как, по-вашему мнению, государство должно решать эту проблему?
–Запреты, усиление контроля ничего не дадут. Я считаю, что единственное условие избавления от фальсификата – развитие малых предприятий в этой сфере, чем будет их больше, тем лучше, тем сильнее они будут между собой конкурировать. Продукцию большой компании подделать намного легче, потому что она выпускается массово. Производитель просто не сможет уследить за ее качеством. А на мелкого винодела потребитель может выйти лично, к тому же информация о бадяжной продукции распространится мгновенно. Благодаря высокому качеству мелкие фермеры могут со временем вытеснить из рынка больших производителей. Вот почему с таким боем нам довелось бороться за отмену нормы, согласно которой виноделу надо было заплатить 500 тысяч гривен за лицензию.

Мелким виноделам что-то попадает в этом году из дотаций?
–Государству еще надо вернуть 300 млн гривен долгов за прошлые годы. А потом уже открывать новую программу. Мы, к сожалению, не видим в ней механизма поддержки мелких ферм. Было бы неплохо, если бы в Порядках было четко записано, что дотация выделяется фермерам-виноделам, владеющим не более, чем 20 га. Дело в том, что у крупных предприятий есть база, финансы, доступ к кредитам. А в малого – в карманах ветер, оборотные средства вымыты все. Так что следующая задача нашей ассоциации – добиться от государства реальной поддержки.

Сколько марок вина производите?
–У нас 5-9 наименований вин, сладкие, полусладкие и сухие, вся эта гамма позволяет людям, вернее их поджелудочной, выбрать между органической продукцией и традиционной. Мы не применяем серы, консервантов, это живое, натуральное вино. Люди довольны, не болит голова, нет изжоги, одно слово, получаем много хороших отзывов. Единственное, что надо сохранять это вино при определенном температурном режиме – 6-12 градусов. То есть, человек который его берет, должен сохранять его в холодильнике, и нет проблем.

Насколько отличаются друг от друга вина разных годов?
–Очень отличаются. Недаром говорят: «Год вина». Вот это вино 2009 года. Мы тогда только посадили виноград на 30 га. Урожай получили такой себе. Я еще думал: убирать, или не убирать, тем более, что ударил морозец, но все же мы собрали три тонны Каберне. Уже холодно было на улице, поставили его на улице и оно бродило в комфортных условиях, с поддержанием постоянной температуры где-то в течении недели, не было ни мошек, ни паразитов, и когда мы его попробовали, просто обалдели. Оно было прекрасно. Одно слово, вино года. Я говорю: пейте и запоминайте, потому что в следующий сезон может и не быть таким удачным, или дожди помешают, или болезни, или еще что-нибудь. Так что каким бы ты не был искусным виноделом, солнце и воздух внесут свои коррективы. В принципе, вино, которое делается с любовью, всегда прекрасно, но каждый год оно другое.

Желаю побольше солнца вашим виноградникам, и чтобы с каждым годом уменьшалось количество проблем.
–Спасибо… 

По материалам "Инфоинудстрии"



Календарь событий
ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН
ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ
наверх