Напиток, объединивший Европу
15.10.2016

Ольга МАРКЕВИЧ, помощник юриста ЮФ «София»

В этой статье пойдет речь об особом напитке, который отличается не только своими характеристиками, способом производства, его историей, но и ролью, которую он сыграл в объединении Европы и создании ЕС.

Известно, что уже в XIV веке французские монахи, в руках которых издавна находилось бургундское виноделие, открыли секрет приготовления первых ликеров. Их формулы хранились в тайне. Монахи-виноделы использовали целебные свойства трав и плодов, которые собирали либо выращивали сами неподалеку от своих аббатств. Растения, листья, цветы служили основой для монастырских целебных настоек.

Ликер Creme De Cassis De Dijon производится вблизи Дижона во Франции. Этот черносмородиновый напиток имеет глубокий пурпурный цвет, обладает насыщенным фруктовым вкусом с терпкими ягодными мотивами, в аромате ощущаются яркие ноты летних ягод смородины, а его крепость составляет 15-20%. Ликер, прославивший не только Бургундию, вошел в историю юриспруденции благодаря спору, решение которого повлияло на развитие законодательства и европейской интеграции.

Так чем же известен напиток Creme De Cassis De Dijon в сфере юриспруденции?

В 1979 году состоялись слушания в Суде ЕС по делу «Реве-Централ АГ» против Федеральной монопольной администрации по спиртным напиткам. Немецкий импортер «Реве-Централ АГ» решил продавать в Германии французский ликер Creme De Cassis De Dijon. Однако в немецком законодательстве был закон, ограничивающий минимальное содержание алкоголя (должно было составлять не менее 25% на литр), соответственно, в продаже этого напитка на территории Германии было отказано. Истец считал, что немецкие требования являются количественными ограничениями, поскольку препятствуют законной продаже французского напитка в Германии. Импортер оспаривал правила ФРГ, регулировавшие рынок алкогольных напитков, полагая, что он имеет право продавать в Германии этот ликер, поскольку свободно продавал его во Франции.

В ответ на это правительство Германии заявило, что ограничения им были введены по мотивам защиты здоровья общества и защиты прав потребителя. Цель таких ограничений – избежать широкого распространения алкогольных напитков с низким со- держанием алкоголя, поскольку, с его точки зрения, такие продукты могут легче вызвать привыкание к алкоголю, чем более крепкие алкогольные напитки. Кроме того, внутренние правила Германии не имели стандартов и регламентов для такого вида напитков. Суд ЕС отверг эти аргументы, приняв во внимания в частности статистику, в соответствии с которой, крепкие алкогольные напитки в Германии, как правило, пьются разбавленными.

В итоге, рассмотрев данный вопрос, Суд ЕС мотивировал свое решение следующим образом: на уровне ЕС установлены единые стандарты, но на национальном уровне они могут отличаться. Определенные ограничения могут иметь место, если это необходимо для строгого финансового учета, охраны здоровья населения, обеспечение честной конкуренции, охраны интересов потребителя. Однако это не должно служить препятствием для свободного передвижения товаров внутри ЕС.

Исходя из вышеописанного, Суд ЕС сделал вывод, что препятствие попаданию на рынок продукции с более низким содержанием спирта является мерой, равной количественному ограничению на импорт. Суд посчитал, что принцип свободного движения товаров является ключевым элементом в создании и развитии внутреннего рынка, представляет собой одну из базовых экономических свобод, предусмотренных Соглашением ЕС.

В дальнейшем этот прецедент имел самые серьезные последствия: положение государства-члена ЕС, которое не соответствовало Соглашению о создании ЕС, ограничивающее свободное движение товаров из других причин, простым решением суда объявлялось недействительным.

Это дело задало вектор развития сразу в нескольких направлениях права ЕС, расширив концепции мер, эквивалентных количественным ограничениям на импорт и принципу «теста разумности», а также изменив роли национальных стандартов.

Помимо этого, суд революционно применил ещё один фундаментальный принцип функционирования единого внутреннего рынка – принцип «взаимного признания».

Применение принципа взаимного признания сводится к тому, что, если товар законно изготовлено и размещено в одном государстве-члене ЕС, то он должен быть допущенным на рынок любой другой страны ЕС, даже если он не соответствует национальным техническим или другим требованиям. Ограничить допуск таких товаров на рынок можно только по основаниям, закрепленным в статье 30 Договора о ЕС, а также руководствуясь обязательными требованиями защиты жизненно важных общественных интересов. Указанный принцип является основополагающим началом Директивы 2006/123 / ЕС от 12.12.2006 г. «Об услугах на внутреннем рынке». 

Юридические последствия этого дела в суде были революционными для того времени:

1. Решение по этому делу не дало преимуществ какой-либо определенной стране-члену ЕС для введения технических регламентов и стандартов, ограничивающих торговлю товарами, и таким образом для создания технических барьеров в торговле.

2. Согласно этому решению, все предыдущие принятые национальные технические регламенты и стандарты, предусматривающие требования к товару, который находится за пределами соответствующих стран, не могут быть использованы для препятствий торговле неподтвержденными товарами в рамках ЕС.

3. Из решения суда следовало, что нет необходимости издавать законы о свободном движении товаров за исключением особых случаев, поскольку это подразумевается соглашением о создании ЕС.

4. В решении отмечалось, что любой товар, который не охватывается рамками этих сфер и легально размещается в одном из государств-членов, может автоматически свободно продаваться во всех государствах-членах.

Решение Суда ЕС 1979 года по делу № 120/78 «Реве-Централ АГ» против Федеральной монопольной администрации по спиртным напиткам оказалось важным этапом создания действительно общего рынка товаров внутри единого еврорынка, оно в значительной степени способствовало реализации одной из четырех свобод ЕС: свободному движению товаров, а дело «Кассис-де-Дижон» рассматривается как едва ли не самое важное за всю историю Суда ЕС касательно развития рынка ЕС.

Прецедент дела «Кассис де Дижон» демонстрирует уважение к культурным и пищевым традициями разных народов: вкус и предпочтения потребителей не должны регулироваться законодательно. Вместе с тем, государства-члены ЕС должны уважать торговые правила других государств-членов и не пытаться навязывать свои собственные нормы в отношении товаров, которые уже были законно выведены на рынок другого государства – члена Сообщества. 

Таким образом описанный судебный прецедент стал важным этапом развития европейского законодательства, а ликер Creme De Cassis De Dijon справедливо называют напитком, объединившим Европу. На рынке не должно быть ограничений – «Европа без границ», как говорят европейцы.



ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН
ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ
наверх