«К украинскому вину нужно относиться реалистично»: сомелье и ресторатор Евгения Николайчук
12.11.2019

10 лет назад в украинское вино верили единицы. Критика украинских виноделов в винной среде считалась едва ли не правилом хорошего тона. Ставить Украину в винную карту приличного ресторана опасались, ведь это могло разрушить репутацию заведения.

Тогда никто и представить себе не мог, что появится такой бар, как Like a Local’s, с исключительно украинским вином. И что за пару лет в семье «локалсов» станет три бара, а владельцы будут присматриваться к экспансии в другие города. «Нет-нет, это невозможно. У нас в стране просто не найти так много хорошего вина», — сказал бы обыватель 10 лет назад.

Евгения Николайчук — человек, который нашел хорошие вина в Украине. Вместе с партнерами по проекту Like a Local’s она доказала, что украинские вина могут быть успешными в формате бара. В интервью PostEat она рассказала как ищет качественные украинские вина. Оказалось — поиск и отбор продолжаются!

PostEat: Что происходит с винной культурой в Киеве и Украине?

Евгения Николайчук: Я занимаюсь вином с 2005 года. Если мы говорим про вдумчивое потребление, то в 2005 году пили вина высокого класса. Тогда я работала промоутером в магазине и были случаи, когда получала чаевые в долларах. На рынке был средний сегмент и выше — дешевого не было. Когда случился кризис 2007 – 2008 года, на рынок зашли первые дешевые вина Чили, Испании, Италии. Появился GoodWine: еще не премиальный магазин, а супермаркет с палетами. Тогда им удалось взять рынок дешевыми винами из ЮАР, Чили и других стран. Такие вина появились в ресторанах и изменили рынок. В 2011 – 2012 году стали массово появляться образовательные услуги. Не только школа сомелье, но и дегустации. Когда в 2011 году мы делали образовательные дегустации в Lyon Wine Bar, то это была едва ли не единственная дегустация в городе. Такого не было, чтобы зашел в Интернет и сразу нашел себе дегустацию на любой день. А сейчас каждый день — три-четыре предложения. Винная культура выросла и продолжает расти, особенно в городах-миллионниках.

 

PostEat: Удается ли изменить отношение к украинскому вину?

Е.Н.: Это наша работа. Команду Like a Local’s wine bar так и называют: «трендсеттеры украинского вина». Наша первая задача — рассказать о том, что украинское вино вообще есть. Вторая — рассказать, что есть хорошее украинское вино. А еще нам нравится искать уникальные штуки! Мой кайф в том, чтобы поехать на малоизвестную винодельню и найти там бочку классного вина.

Наша первая задача — рассказать о том, что украинское вино вообще есть. Вторая — рассказать, что есть хорошее украинское вино.

PostEat: Из последних какое необычное вино удалось найти?

Е.Н.: У нас есть вина под нашим брендом, для которых агентство R Agency разработало четыре этикетки. Использовали только три, а четвертую, под красное вино, оставили, так как не могли найти подходящее красное. Идея вин под брендом Like a Local’s — лучшее сочетание цены и качества в своей категории. Недавно я нашла под Одессой неизвестную винодельню, которая экспериментирует с сортом одесский черный. С одесским черным у нас непросто работать: сорт не так легко созревает, в нем много пиразинов (вещества в недозрелой ягоде, дают аромату вина тон зеленого болгарского перца — ред.) . А у этих ребят получилось сделать отличное вино! По нашей просьбе оно сейчас выдерживается и скоро появится в наших барах.

 

PostEat: В поисках интересных вин ты много ездишь по Украине. В каком регионе ты увидела драйв и перспективу?

Е.Н.: С точки зрения климата, почв и истории — это Закарпатье. Невероятно красивый регион. Есть места, очень похожие на Тоскану, с холмами. За счет холмистости есть много разных микрорегионов: 30 – 40 км, и уже совсем другие условия для винограда. Это терруарная история. Тут все сошлось: огромное количество винных подвалов, микроклимат, красота. Но есть большое «но» — менталитет. Рядом с регионом граница, и проблема с рабочей силой на Закарпатье стоит остро: там просто некому работать. Местным легче переехать через границу и заработать больше. Их можно понять. Плюс из-за туристического потенциала земля там недешевая. Тех, кто захочет туда инвестировать, это может остановить.

 

PostEat: Закарпатье работает с сотнями локальных и международных сортов. За какими сортами видишь будущее региона?

Е.Н.: Да, есть исторические сорта. Есть сорта, которые пришли из Венгрии. Вообще, исторически это край белых и розовых вин. С красными сложнее, но вот 2018 год был жарким, и красные закарпатские вина получились классными. Например, пино нуар от винодельни Chizay 2018 — его выдержали в дубе, и он хорош. Но каждый год так не будет получаться. Есть сильная традиция ароматических сортов винограда: иршаи оливер, траминеры, черсеги, мускаты.

PostEat: Какой сорт из этих нравится тебе?

Е.Н.: Черсеги — он интересный и необычный. Фурминты тоже интересные, но я не фанат фурминтов. В последнее время стали делать розовое вино — чистое, понятное.

PostEat: Что ты думаешь об идее делать «звездное» вино, как, например, розовое от Олега Скрипки?

Е.Н.: Это интересно и это делается везде. Звезды привлекают внимание к какой-то теме. В нашем случае — к виноделию. Почему нет? Я знаю, что Олег Скрипка не просто дал свое имя вину, а реально вникает в производство.

 

PostEat: Ты бы купила такое вино?

Е.Н.: Даже больше — мы его уже продаем. И хотим привлечь Олега Скрипку на наши винные мероприятия.

PostEat: Какие сорта тебе интересны в Одесском регионе?

Е.Н.: Из автохтонных сортов есть смысл говорить о тельти-курук, одесском черном и сухолиманском. Наверняка есть еще что-то интересное, но пока не появился производитель, который смог бы раскрыть его потенциал.

PostEat: Что думаешь об экспериментах Beykush winery с автохтонными сортами Италии и Испании в Украине?

Е.Н.: С маркетинговой точки зрения это классная дифференциация: в Украине вырастить тимарасо или сделать альбариньо. Почему нет? Пока у нас нет строгих законов, что в таком-то регионе нельзя выращивать такие-то сорта, можно экспериментировать. Тем более, что у «Бейкуша» это получается.

PostEat: У тебя есть проект Drink & Travel, с которым ты бываешь в разных винных регионах. Ты проводила аналогии винной Украины с другими странами, чей путь нам близок?

Е.Н.: Страны, которые плюс-минус прошли наш путь, мне особенно интересны — это Венгрия, Чехия, Молдова. Интересно, как у них организовано промо местных вин. В Словакии мне запомнилось, что во всех винных барах Братиславы висит плакат Slovakia — a Land of Wine. В центре города работает салон, где продаются 100 лучших вин Словакии. Это ежегодная выборка лучших вин страны с описанием, историей. Это интересно туристам, хорошо для маркетинга. Мне хотелось бы сказать, что мы ближе к Молдове, но нет. Там виноделие важно для всей страны, а вино — основной продукт. Такого уровня государственной поддержки у нас не будет никогда. Наш путь очень похож на Чехию, Словакию, Венгрию. Думаю, что наше виноделие будет развиваться по похожим сценариям.

 

PostEat: Когда-то в ходу была история, что «французы пробовали наше вино и от восторга целовали землю, которая его породила». Еще можно услышать журналистский штамп «украинское вино не хуже европейского». Что думаешь о таких сравнениях?

Е.Н.: На самом деле, есть ряд украинских вин, которые на слепых дегустациях с импортными показывают себя неплохо. Я часто слышу: «200 грн за Украину? Да я за эти деньги куплю отличное вино из Италии или Франции». В таких случаях я прошу купить импортное вино и ставлю к нему на слепой дегустации наше, чтобы снять все вопросы. Просто знаю, что ставить.

PostEat: А какие вина ставишь?

Е.Н.:В сравнительных дегустациях люблю ставить красную «Артанию» от Beykush winery. Почти невозможно найти импортные аналоги по цене розового пино нуара от Chizay. «Экстра-брют» от Shabo и их же «Шардоне Резерв», выдержанный в бочке. Импортное, выдержанное в бочке шардоне в этой ценовой категории нужно еще поискать! И премиальная линейка «Каберне Grande Reserve» Shabo определенных годов урожая. Это те вина, которые у меня всегда выигрывают в слепых дегустациях.



ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН
ЧИТАТЬ ЖУРНАЛ
наверх